«Ччимчжильбан» — корейская баня

баааняБудний день. Сгущается дождь. Кипящий воздух впитывается в волосы и кожу. В тело впитывается одежда. Цвета города тусклые. Сейчас польет. Середина сеульского июля. Середина сеульского летнего дня. Самое время сходить в баню

Район иностранцев и массовых гуляний по выходным, лотки с сумками, кроссовками, тапками и швейцарскими часами, небольшой холмик, Итхэвон. Пятиэтажное здание разлеглось на холме, уже при входе запахло теплым свежим деревом, дымным паром и минеральной водой. На рецепции были отданы деньги (в небольшом, символическом количестве) оставлена тягостная, потная обувь: «банщик-хранитель врат» выдал форменную банную одежду — шорты и майку, на руку нацепили электронный ключ и отправили на второй этаж.

Корейская баня (찜질방) — это не просто возможность сильно, до головокружения прогреться и с криком «шарахнуться» в ледяную воду, это пространство медитации, перехода в другое, пожалуй, более комфортное для жизни состояние. «В здоровом теле, здоровый Я» — как говорят люди. Конечно, здесь не распыляют благовония (или наркоту) не замирают в сакральных позах, однако весь, тщательно выстроенный, поэтапный процесс принятия своим телом всевозможной банной благодати действительно какой-то созерцательный.

Созерцать начинают с соляных саун: мрачная комнатка, пол устлан камушками, не горячо, но тепло и очень влажно. Стены поросли щетиной из соли, они растет в соляную «бороду», иногда осыпается ошметками и лежит среди щебенки — предусмотрены подушки, на них предусмотрительно ложишься и полчаса кожей, глазами и дыханием впитываешь-вбираешь в себя влажный соленый туман. Начинаешь истекать густыми солеными каплями — выходи.

Просторная комната отдыха, по ней разбросаны циновки и люди, кто-то заснул, кто-то болтает, смотрит новости про север, некоторые сосредоточенно едят. Из нее можно попасть в самые основные сауны: соляную (затравочную), немножко финскую, и в две самые главные, связанные между собой — очень горячую и очень ледяную. Возле входа в кипящую парную стоят корзины с тканевыми мешками. Стеклянная дверка, дверочка внутрь низенькая, ниже всех других, через нее можно только заползти, причем очень вероятно, ударившись головой и при входе и при выходе. Тусклое освещение, широкое пространство, купольный пололок, странная вязанка дров и, похожие на сад камней, одетые в мешки люди как приведения. Воздух жгучий, не вдыхается, не выдыхается, героически сидишь, а после, сбросив свое «укрытие» споро выползаешь прямо в холодную.

Здесь и дверь повыше и сидеть можно дольше: пахнет влажной тряпкой, освещение как в морге, схваченные льдом батареи походи на анарексично торчащие ребра, вдохнутый жар выходит паром через кожу, тело «отпускает», посидишь минут пять и отдохнуть. Эта мазохистская процедура повторяется несколько раз, на третий, еще в кипящей сауне, начинаешь общаться с другими пришедшими, со своим неместным лицом отбиваешь вопрос откуда ты — и снова бегом, под синюю лампу ледяной парилки. В промежутке между комнатами сладких пыток находишь этажом выше тренажерку, тренажеришь с четверть часа, чтобы отметиться, и снова в «огонь». Есть столовая, есть комнаты отдыха с кроватями, за деньги, безнадежно позабытые на первом этаже можно сутки жариться и охлаждаться с перерывами на сон, завтрак, глобальный корейский обед и баночку пивка.

Шесть заходов в «печь», столько же в холодильник и по «мужской» лестнице спускаешься в «мужской» зал с душевыми, минеральными ваннами (которых было пять, разной температуры, от жгучей, холодной, до бурлящих горячих), коротким бассейном (почему-то сухим и грустным) и без женщин, у которых свой, такой же одинокий зал.

Притаились еще две сауны — одно название: крохотная каменка, боченки для сидения, исписанные стены: Казахстан, Маша и Юля, крупно, в пол стены; иероглифическая каллиграфия, какие-то осколки фраз хангылью — не сауна, а сплошная книга благодарности. Здесь клиенты довяливаются. Вообще, всю мероприятие какое-то очень кулинарное: маринуешься в соли и теплых камнях, обжигаешься в кипятке, доходишь в холодильнике, а после промывки «тушишься в минералке» и готовый отваливаешься спать прямо тут или домой, тоже спать.

На улице уже льет, прячешься за зонтом. В этих банях можно жить, дешево, медленно поправляя здоровье. Здесь тихо, как бывает в лифте, спокойно, как в библиотеке имени кого-угодно. Вся система и весь процесс выстроены вокруг однозначного приобретения здоровья по очень хорошему курсу. Сюда приезжают путешественники, переконтоваться в джакузи до и после томительной вылазки в город, здесь растительно отдыхают корейцы, лечат абстиненцию иностранцы. Наверное долго здесь не проживешь, а часто ходить сюда — утомит монотонность и овощеватость происходящего. Но есть часы, когда именно овощеватости хочешь и хочешь только ее. Особенно в жаркой Корее.

© 2013, ОКНО В КОРЕЮ. Все права защищены. При полном или частичном использовании редакционных материалов, активная, индексируемая гиперссылка на www.k-window.com обязательна!

Facebook Comments

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Лытко Юрий Написал Июль 21, 2013. Категория: Записки вэгугина. You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0. You can leave a response or trackback to this entry