Сеул. Пристанища. Дом в котором живем.

 home            "Вот дом,
                                                        Который построил Джек.
                                                        А это пшеница,
                                                        Которая в темном чулане хранится
                                                        В доме,
                                                         Который построил Джек.

                                                         А это веселая птица-синица,
                                                         Которая часто ворует пшеницу,
                                                         Которая в темном чулане хранится
                                                         В доме,
                                                         Который построил Джек..."

Вот дом. От теснится среди таких же, типовых, относительно недавняя сеульская застройка. Это Синчон. Район трех университетов и подросткового алкоголизма, который так нарочит в выходные. Такое жилье, так называемый кошивон, — привычно для Кореи, национальная просто особенность. Оно популярно среди студентов и немного странных холостых корейцев постарше.

Четыре этажа под постояльцев. Каморка улыбчивого и как-то по-отечески доброго хозяина. В субботу он кормит иных гостей вкусной корейской едой и вполне от души наливает. А это третий этаж, он женский, и коридор пахнет духами. Вот сам коридор, низкий, узкий, тусклый, пол скользкий, немножко тюремно. Ночью страшновато.

Двери в комнаты скромно, в рядок, по стеночке. Лестница наверх, иронично просторная. Четвертый этаж, курилка — накурено. Стоят обгрызанные стулья и высокая цилиндрическая пепельница, в ней коричневая вода и утонувшие окурки. На жилой территории кухня, одна на всех. Здесь пахнет кухней и изредка едой. Плитка, кран, стол, два исполинских холодильника с чужими продуктами. Две рисоварки, в них общий рис, он плавно входит стоимость жилья, но каждый день слишком резко заканчивается.

Вот в курилке шевелюрный парень Аладин из Туниса. По выходным он тихо водит к себе женщину. По будням любит Болливуд: «Они поют и танцуют, а я счастлив».
А этот высоченный — пианист, веселый, прическу спер в 70-х, цвет кожи позаимствовал у негров. Мы с ним соревнуемся, кто знает больше джазовых музыкантов.
Вот подтянутый кореец, он оказался голандцем, по-крейски не говорит.

Все очень доброжелательны. Делятся пищей, беззлобно интересуются, как дела, искренне сетуют на затянувшийся дождь, дурацкую духоту, драку, громкую, в баре внизу. Здесь свой маленький коммунизм, а каждый моет посуду.

А это комната. Ее мало. Она очень похожа на одиночку. А в некоторых нет даже окон. Зато в каждую поместилась кровать. Есть стол. Под потолком перекладина. У стола кресло. За ним немножко места, чтобы открыть дверь, она, конечно же, открывается внутрь.

Вот вид из окна. Сквер. Он оборудован фонарями, скамейками, деревьями, парочками влюбленных на скамейках, одинокими корейцами. К вечеру пятницы подтягиваются музыканты и пьяные. В дождь пусто, только фонари тают каплями света и оранжевым озером растекаются по асфальту.

В доме живут корейцы, хозяин с женой, один белорус, африканцы, неделю назад жил финн. Разные нации, но жилье корейское, и образ жизни соотвествует стране. Размеренный и спокойный образ жизни в доме, которых много по всей Корее.

© 2013, ОКНО В КОРЕЮ. Все права защищены. При полном или частичном использовании редакционных материалов, активная, индексируемая гиперссылка на www.k-window.com обязательна!

Facebook Comments

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Лытко Юрий Написал Июль 22, 2013. Категория: Записки вэгугина. You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0. You can leave a response or trackback to this entry